Необычный бизнес: Выбраться за 60 минут | ФОТО НОВОСТИ
facebook
Фотожурнал о самых интересных событиях в мире
Сегодня 26 сентября 2017 (вторник)

Необычный бизнес: Выбраться за 60 минут

Это неинтересноМожно глянутьНормальноПознавательноОчень интересно! (среднее: 1,00 из 5)
Загрузка...

Дверь закрылась. На нас наручники, морская форма, полосатая роба заключенных или даже мешки на головах. Мы в подводной лодке, отделении милиции, вьетнамском плену или логове маньяка.

39 фото

Необычный бизнес: Выбраться за 60 минут

Фотографии и текст Сергея Мухамедова

1. Нам надо спасти планету, украсть произведение искусства, выбраться наружу после ядерного апокалипсиса или сбежать из психиатрической больницы. На все — один час. И это совсем не компьютерная игра...

Первые квесты в реальности появились в Будапеште в 2006 году. Команду из нескольких участников запирают в комнате и они должны выбраться из нее за определенное время. Находя ключи, разыскивая подсказки, вычисляя коды, открывая тайники и применяя найденные вещи. Жанр Escape the Room — «выберись из комнаты», моментально стал популярным и захвалил игроков в Японии, Венгрии и Тайланде. А потом и почти во всем мире...

Великие идеи приходят в голову одновременно многим. Были среди них и Сергей Кузнецов, Тимур Кадыров и Богдан Кравцов. Десять лет назад они увлекались городским квестом «Схватка» и 17 июля 2013 года решили сделать что-то подобное и коммерческое в рамках комнаты. Начали исследовать рынок, поняли что формат уже существует во многих странах и... уже в декабре открыли свой первый собственный квест — «Клаустрофобию». А спустя полгода, ежемесячный оборот их компании достиг 700 тысяч долларов.

Необычный бизнес: Выбраться за 60 минут

2.

«Мы ничего не анализировали и ничего не боялись. Просто стали делать»

02

3. — В других странах основной упор сделан на задачи. Какие-то коды, ключи, замочки, шифры. У нас по-другому. По началу мы тоже старались давать много заданий, но хотели, чтобы они были вписаны в сюжет. А теперь все глубже погружаем людей в обстановку. То есть все задачи должны вытекать из генеральной идеи, которая напрямую связана играми.

03

4. — Например, если речь идет про «Отделение милиции», то нужно вычислить банду преступников — это твоя главная цель, и ты постепенно к ней идешь: собираешь какие-то улики, показания, что—то находишь или выясняешь. Это более реальная задача, чем найти просто код от замка на двери.

04

5.

«Наши квесты богаче и по антуражу, и по уровню головоломок, чем те, которые мы видели в квестовых столицах мира. А их мы прошли более пятидесяти»

05

6. — Сейчас в Москве открыты 19 квестов. На неделе букируются около 1400 игр, это по 13,74 квеста день. И это примерно 80%-я заполняемость с учетом того, что у нас есть ночные игры. Вот такая статистика. Выручка с одного квеста около 1,15 млн. рублей в месяц.

06

7. — У нас есть три схемы открытия, одна из них — мы сами открываем квесты. Вторая — партнерская история в сотрудничестве с кем-то: помогаем запуститься, написать сценарий или даем деньги. Например, в Амстердаме у нас такая история, там половина сценариев их, а половина — наша и мы распределяем работу между собой.

07

8. — Третья схема — франшизная. Она просто состоит в том, что мы выдаем все документы и поддерживаем людей на всех этапах. Они присылают варианты — мы их вместе оцениваем, выбираем лучший. Разрабатываем планировки, темы для сценариев, помогаем с подбором персонала и так далее.

08

9. — Сначала мы думали, что если паушальный взнос будет миллион, то нам его никто не заплатит. И тогда у нас будет камерная обстановка и всего 15 локаций в Москве. Миллион заплатили. Потом если будет 1,5 млн — то может быть их никто не заплатит, тогда у нас будет камерная обстановка с 16 локациями.

«В итоге мы добрались до 22 локаций. Паушальный взнос увеличился до 7 миллионов и мы поняли, что такой вариант не работает»

09

10. — Полностью собственных квестов в столице у нас два. Еще есть сколько-то в разработке в Москве, Амстердаме и Нью-Йорке. Сейчас мы поедем в Берлин и там тоже будем строить.

10

11. — У нас продано 94 франшизы. Это все милионники и все относительно крупные города. В стране осталось небольшое количество свободных мест. Франшизы уже не продаются в Москве, Нижнем Новгороде, Казани, Новосибирске, а так же во многих городах с населением менее миллиона.

11

12.

«Сейчас цель № 1 — Европа и США, потому что рынок только растет и надо успеть войти туда в числе первых. Это гораздо в меньшие средства обойдется, чем на более поздних этапах»

12

13. — Нас очень сильно интересуют США и Европа, потому что там очень слабые квесты.

13

14. — Из всех, что мы играли, единственный, который понравился и были приятные и хорошие эмоции, оказался в городе Делфт в Нидерландах.

14

15.

«Рекламой в Москве никогда не занимались. Все происходит само собой — кто-то пишет статьи, кто-то делится с друзьями, идет естественный рост аудитории, которая очень лояльна»

15

16.

16

17.

«Мы готовились к конкуренции, мы ждали игрока с большими деньгами. Но это нереально построить порядка 20 различных квестов. Я не представляю структуры такой фирмы, которая сможет это сделать»

17

18. — Люди с большими деньгами пытались прийти не раз, но у них ничего не получалось. А сейчас момент и вовсе упущен.

18

19.

«У нас есть неоспоримое преимущество в том, что мы четко контролируем неповторяемость задач внутри квестов. Людям интересно проходить все «Клаустрофобии», они каждый раз решают новые задачи. То есть, если в одном квесте нужно палочкой достать ключик, то это будет только в одном квесте»

19

20. — Мы ведем аналитику по конкурентам. В Москве относительно живы порядка 20 проектов и во всех из них фактически повторяется одно и тоже. Игрокам неинтересно ходить из проекта в проект просто потому, что они сталкиваются с теми же задачами.

20

21. — Благодаря этому у нас получается так, что на квестах «Клаустрофобии» загрузка по количеству в 15 раз выше, чем во всех остальных, вместе взятых, по аналитике букирования.

21

22. — Если рассматривать одну неделю, то это 1400 букингов у «Клаустрофобии» и 268 у всех остальных.

22



23. — Сейчас ситуация такая, что отдельно взятые проекты не могут тратить никакие средства на рекламу вообще, не могут объединяться в сети, потому что в них одинаковые задания.

23

24.

«Мы даже подумали ради шутки сделать сеть плохих квестов, всех объединить и зарабатывать на этом. Но такая сеть умрет, еще не появившись»

24

25. — Мы не чувствуем борьбы, а без нее все стагнирует. Даже ввели внутрисетевую конкуренцию качества, оценку квестов игроками. Она нам крайне нужна — чем больше квестов, тем быстрее эволюционирует рынок. И нужно мотивировать людей, которые создали свой квест год назад, успели неоднократно отбить финансы и хорошо заработать. Они должны продолжать улучшать квесты.

25

26. — Наш первый квест, «Советскую квартиру», я считаю худшим. За то время, что мы этим занимаемся, мы поняли какие вещи могут быть очень интересными.

26

27. — Есть довольно большой набор игровых элементов, которые лучше не использовать. Просто потому что их теперь используют во всех квестах.

27

28. — Бюджеты на строительство растут постоянно, нам нужно соответствовать новому уровню качества. В первые 2 квеста мы вложили порядка 1,2 млн рублей. Но они уже морально устарели и на них нельзя ориентироваться. В последний обошелся в 3,5 млн рублей и он действительно получился отличным.

28

29. — Мы — массмаркет, мы рассчитываем на самую широкую аудиторию. Мы считаем, что всем, кто ходит в кинотеатры, будет интересно играть. Когда закончились уроки в школах к нам сразу повалили толпы старшеклассников.

29

30. — Приезжают какие-то ребята на двух машинах «в пиджаках» и тоже играют, получают удовольствие. Приводят семьи целиком. Это типичная такая а-ля «киношная» история.

30

31.

«Муниципальный депутат однажды выбил дверь. Обычно люди не приходят с фатальными целями, они просто заигрались. Слишком сильно погружаются в игру и хотят выбраться»

31

32. — Очень часто что-то ломается, вообще — все ломается. Люди все тестируют на прочность. Все предметы у нас в нескольких экземплярах. Но никто не крадет. Случается, что кладут в карман батарейку или какой-нибудь ключ, но через пару часов возвращаются.

32

33.

«В наших квестах используются айфоны и мы думали, что их придется закупить десяток. Но не забирали ни разу»

33

34. — Есть игроки, которые прошли почти все квесты. Причем, во всех городах! Есть даже специально приезжающие из Москвы в Питер.

34

35.

«Мы не верили в такой вид туризма. Но потом нам начали рассказывать про москвичей, которые, задрав рукава, показывали десятки браслетов Клаустрофобии и говорили: «Теперь мы к вам». А потом такие же ребята встретились в Нижнем Новгороде…»

— Игра в реальном пространстве, не исчерпывается тем, что есть сейчас. Мы экспериментируем. Появился совершенно новый формат — «Клаустрофобия. Перформанс».

35

36. — Нам захотелось сделать что-то не про логику и загадки, а про эмоции и впечатления в чистом виде. Где-то это будет похоже на театральное представление, где-то на удивительный аттракцион, а какие-то наши проекты будут уводить вас за грань реальности.

36

37. — Вы оказываетесь в логове маньяка, и вам нужно во что бы то ни стало спастись. Это не квест, там нет логических задач и нет подсказок.

«Это представление, в котором вы принимаете самое непосредственное участие. Это история про вас и ваш страх. Вам нужно только быть собой и прожить этот час...»

37

38. Все фото из реальных игр. В Перформансе появилась возможность следить за ходом игры! Большой экран, мягкие кресла, горячий чай и печеньки. Болейте и комментируйте действия ваших заклятых друзей с комфортом!

38

39. Также смотрите «Необычный офис: дарите чувства в подарочной упаковке» и «Офис компании Google».

39

Понравилась статья? Расскажи друзьям:




Следи за новостями сайта



Рубрики
Система Orphus